Рыбы в основном не заботятся о своих детях, но есть интересные исключения

68 смотр.

Рыбы в основном не заботятся о своих детях, но есть интересные исключения

Большинство рыб о будущем своего потомства практически не беспокоятся. Выметав икру, самки тотчас забывают о ней. И уже только случай решает, что станется с каждой из икринок в будущем. Но поскольку жизнь большинства рыб проходит в окружении многочисленных врагов, то подавляющая часть потомства рыб до половой зрелости не доживает.

Но, помимо хищников, икре угрожают и различные природные стихии: их выбрасывают на берег волны, они обсыхают или задыхаются от недостатка кислорода при обмелении водоемов.

Однако среди рыб все же находятся виды, которые проявляют немалую заботу о своем потомстве.

Безопасное убежище для икры находят небольшие рыбки — морские собачки. Обычно в качестве такового служат пустоты между камнями или бесхозные раковины моллюсков. А затем отложенную икру самоотверженно охраняет самец, который не оставляет ее даже тогда, когда водоем начинает высыхать и икра оказывается на берегу.

А вот морская рыбка карепроктус, населяющая прибрежные воды Камчатки, при помощи длинной трубки, которую она отращивает перед началом нереста, впрыскивает икру в околожаберную полость краба. Здесь будущее потомство находится в полной безопасности и в особенно благоприятных для развития кислородных условиях.

Еще большую заботу о потомстве проявляет самец пинагора, или, как ее часто называют, морской воробей. Это довольно крупная рыба: до 60 сантиметров длиной и до 5 килограммов весом. Обитает пинагор в северной части Атлантического океана, у берегов Европы и Америки.

Нерестится эта рыба в прибрежной зоне, откладывая на камни комки икры. А затем с «чистой совестью» уплывает в бескрайние океанические дали. Но тем не менее икра не остается без присмотра: все заботы о потомстве теперь ложатся на «плечи» самца. И свои родительские обязанности он выполняет с максимальной ответственностью. Прикрепившись специальной присоской к камню, пинагор ни на миг не оставляет крошечные живые шарики без присмотра. Когда же во время отлива икринки оказывается на суше, самец обрызгивает их водой, которую набирает в желудок. И заботливый отец продолжает присматривать за икринками до тех пор, пока на свет не появятся личинки. Но и они первое время держатся рядом с папашей и при малейшей тревоге бросаются к отцу, чтобы присосаться к его телу.

Не оставляют свое потомство на произвол судьбы и амурские рыбы касатки-скрипуны. Чтобы создать благоприятные условия для развития потомства, они роют в прибрежном грунте норы, глубина которых достигает 15-20 сантиметров. А затем в эти мини-тоннели откладывают икринки. Касатки живут огромными колониями. Иногда на одном квадратном метре поселяется свыше двадцати рыбок, а вся площадь колонии порой занимает нескольких десятков гектаров. Самцы находятся рядом с входом в свои норки и, чтобы обеспечить икру свежей водой, постоянно машут плавниками.

Развитые родительские инстинкты демонстрируют и южноамериканские рыбки акара. Прежде чем приступить к нересту, самка находит плоский камешек, цвет которого соответствовал бы цвету икры. Затем, предварительно очистив камешек от мусора, она откладывает на него икру. Завершив икрометание, самец и самка располагаются рядом с икрой и, словно опахалами, машут над ней плавниками, тем самым обеспечивая поступление свежей воды.

Выклюнувшихся личинок родители во рту переносят в ямки, которые заранее роют в песке. Доставив всю молодь в надежное укрытие, самец и самка продолжают находиться рядом с гнездом. Они внимательно наблюдают за окружающим пространством, и, в случае появления хищника, смело бросаются на него, защищая свое потомство. Когда личинки подрастут, родители регулярно совершают с ними прогулки, во время которых соблюдается четкий порядок: впереди движется мать, за ней — стайка мальков, а позади, контролируя обстановку, плывет отец.

А самка сома аспредо, обитающего в Амазонке, сначала откладывает икру на песок и ждет, когда ее польет молоками самец. Затем она ложится на них плашмя и намазывает себе на брюхо. Впоследствии каждая икринка прирастает к брюху особым стебельком, через который она получает питательные вещества из тела матери.

Трагически завершают свою жизнь самки небольших, обитающих в Байкале, живородящих глубоководных рыбок голомянок. Когда приходит время нереста, самка всплывает на поверхность. При этом из-за резкого перепада давления у нее лопается брюшко, и из него выплывают крохотные личинки. Естественно, после такой травмы мать погибает, но зато молодь обретает свободу.

А вот теляпии и таплохромисы вынашивают икру во рту. Набив рот икринками, которых иногда собирается штук четыреста, самка прячется в заросли и в течение двух недель ничего не ест, только тяжело дышит да время от времени икру во рту переворачивает, чтобы лучше развивалась. Даже после того как мальки появятся на свет, они еще дней пять не отплывают далеко от матери и, в случае опасности, прячутся у нее во рту.

Рыбы-кардиналки тоже вынашивают икру во рту. Чаще всего это делают самцы, но иногда — и самки.

Самки же слепоглазок вынашивают икру в жаберной полости. Обитают эти рыбки в водоемах североамериканских карстовых пещер. Длина этих рыбок не более 12 сантиметров. Зато у них довольно объемная жаберная полость, а жаберные лепестки — очень маленькие, что позволяет икринкам чувствовать себя довольно комфортно. К тому же их в этом уникальном гнездышке немало: у некоторых самок в жаберной полости находилось несколько десятков икринок, из которых спустя два месяца выклюнулись 9-миллиметровые мальки.

У средиземноморского апогона созревание икры тоже происходит в жаберной полости, но не самки, а самца. Икринки у этого вида мелкие и многочисленные, порой до 20 тысяч в кладке. Причина этого, вероятно, в том, что родители о личинках и мальках абсолютно не заботятся.

Не оставляет на произвол судьбы икру и лепидосирен, или американский чешуйчатник, обитающий в центральной части Южной Америки.

При наступлении засухи лепидосирен устраивает на дне водоема гнездо, в котором и пережидает неблагоприятные условия.

Когда времена улучшаются, чешуйчатник возвращается к прежней жизни. И спустя две-три недели он уже начинает размножаться. Но для начала лепидосирен роет нору, глубина которой достигает 1,5 метра и ширина — 15-20 сантиметров. Эта нора сначала уходит в грунт вертикально, а затем изгибается и тянется горизонтально, заканчиваясь расширением, которое чешуйчатник превращает в выводковую камеру. Сюда самка сносит отмершие листья и траву, а затем откладывает довольно крупные, диаметром 6,5-7,0 миллиметра, икринки. И на этом ее обязанности заканчиваются: в дальнейшем охраной гнезда и потомства занимается самец. Причем к этому делу он подходит весьма ответственно.

Во время нереста на брюшных плавниках самца появляются многочисленные ветвящиеся выросты с множеством кровеносных сосудов внутри. Средняя длина этих образований — 5-8 сантиметров. Но после того как самец покинет гнездо, эти выросты исчезают, и после них остаются лишь небольшие сосочки. Но вот какую они выполняют функцию? — сказать сложно.

Одни зоологи предполагают, что через эти выросты из крови в воду поступает кислород, а значит, создаются более благоприятные условия для развития потомства.

Другие исследователи считают, что эти выросты выполняют функцию дополнительных жабр, поскольку самец из норы не выбирается, соответственно, не имеет возможности дышать воздухом.

Важную роль в улучшении условий среды для развивающихся икры и личинок играет также слизь, покрывающая тело чешуйчатника. Она обладает коагулирующим действием, благодаря чему активно очищает воду от сора и мути.

После выклева из икры личинки с помощью цементной железы приклеиваются к стенкам гнезда. В таком состоянии они проводят около двух месяцев, то есть пока не рассосется желточный мешок. К этому же времени они начинают дышать атмосферным воздухом. Достигнув длины в 50 миллиметров, они отправляются в свободное плавание.

А самец, проведший на голодном пайке долгую спячку, а затем и охрану гнезда, начинает усиленно отъедаться.

Кроме постройки гнездовых камер и защиты потомства от хищников и неблагоприятных условий некоторые рыбы даже подкармливают выклюнувшихся личинок особыми выделениями — своего рода рыбьим молочком.

Так, в Амазонке обитает рыба-диск, у которой по бокам находятся железы, напоминающие молочные. Обычно мальки рыб питаются микроскопическими водорослями, инфузориями, дафниями, циклопами и другими организмами. А молодь этой рыбы сразу же после появления на свет подплывает к рыбе-матери и кормится жидкостью — своеобразным «молоком», которое выделяется из кожных желез и тут же застывает. Именно этой корочкой мальки и питаются.

А у скатов-хвостоколов детеныши развиваются в материнской утробе. Здесь они тоже, кроме желтка яиц, питаются похожей на молоко жидкостью. Выделяют ее специальные выросты, которые находятся на стенках «матки». Они проникают в брызгальца (отверстия за глазами) эмбрионов, и поэтому материнское «молочко» попадает прямо в их пищеварительный тракт.

В особой сумке вынашивает икру и молодь самец морского конька. Когда приходит время нереста, он, надавив хвостом на сумку снизу, открывает отверстие, и самка аккуратно опускает в него несколько икринок.

После завершения кладки, в которой бывает от 100 до 500 яиц, сумка зарастает и становится непроницаемой для воды. Изнутри она выстлана специальной тканью, пронизанной кровеносными сосудами. Икра развивается в этом удивительном инкубаторе около месяца, получая кислород и другие необходимые вещества из крови отца.

Из книги «100 великих рекордов животных», автор Анатолий Бернацкий

Другие интересные статьи сайта

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *